?

Log in

No account? Create an account

Пятеро на одного.

Двоюродный братишка с малых лет оставшийся сиротой, рос под присмотром бабушки. Бабушка, от всей души желая заменить сразу и отца и мать, старалась по своему, всячески ему угождала. В то время когда я учился в соседней деревне, довелось и мне пожить у нее.
В один из самых холодных дней зимы в доме кончились дрова. Не осталось ни кизяка, ни чилиги, ни даже ивовых прутьев. Старшая дочка бабушки (приходящаяся мне тётей) забрала нас троих к себе домой. А у самой пятеро детей, все сыновья.
Разве смогут мирно ужиться сразу столько пацанов в одном доме. Правда, ко мне не лезут, а все задираются на сироту, несмотря что он и для них приходится родня. Стоит бабушке выйти из дому, то шелбана отвесят, то тычками да пинками в угол загонят. Братишка по-своему тоже не сдается. Только бабушка зайдет домой, подойдет к тем и пнет одному в ответ или шлепнет по шее.
Братья при бабушке его не трогают:
"- Уйми этого байстрюка", - как-бы жалуются.
Бабушка прикрикнет на него, но на самом деле чувствует она причину таких нападок. Тогда и принимается уже за свою дочку (маму мальчишек):
"- Ну угомони ты уже своих бандитов. Он же один-одинешенек, а твоих пятеро. Если каждый по разу стукнет - моему пять раз попадет, а мой пять раз ударит, этим лишь по разу достанется".
Да, трудно одному против пятерых…

Вытерла руки

В перерыве на обед одного большого заседания, все пошли мыть руки перед едой. Сушилка оказалась только одна. Вокруг собрались люди, образовалась очередь.
Одна крашенная блондинка, встряхнула руки и то ли в шутку , то ли всерьез заявляет:
- Вот же сколько мужчин вокруг! Дайте вытереть руки об чей-нибудь пиджак.
Мужчины из вежливости промолчали…
Чуть погодя началось вторая часть того заседания и та самая женщина в распалившись в пылу своего выступления, едва не схватилась за грудки с мужчиной. Еле удалось унять.
Так и получилось, что реализовала она свой замысел: вытерла все же об него свои грязные руки…

«Изложи на бумаге…»

Встретил на улице знакомого геолога, с которым раньше сидели вместе на совещаниях, обменивались мыслями, даже секретничали. Вот какой историей он поделился.
Видя серьезные недостатки в работе своего института, хотел посоветоваться, как с этим быть. Обратился к одному бывшему партийному функционеру, а нынче высокому начальству, посчитав его «своим» человеком.
Тот же, мало что не дал совета, прервал, не дослушав до конца:
- Изложи лучше все на бумаге, напиши подробно как есть…
Тогда геолог, научившийся видеть насквозь земные толщи, сумел разглядеть и этого «своего» товарища. «Пиши, мол».
Ну напишет, а как знать, чем это обернется. Такое уже встречалось раньше не раз. Начальство – оно работу показывает. Пришла жалоба - засучит рукава, начнет проверять, соберет комиссию, пойдет дальше с докладом.
Старый принцип «изложи на бумаге» никуда не делся и поныне…

Я и поныне…

Познакомился с одним товарищем. Он работал в комсомоле. Руководитель. Сам худощавый, подвижный. Спросил меня, где работаю.
- Я - в науке, - отвечаю.
- Аа, хорошо, хорошо…
Прошло довольно много времени. Встретились снова в Москве. Он, как выяснилось, учился в лучшей в стране Высшей партийной школе при ЦК КПСС. Ступает важно, обрел командный голос. Опять спросил где работаю, может уж забыл.
- Я – в науке, - говорю.
- Хм, хорошо, хорошо….
Недолго времени прошло, этот товарищ с большим парткомовским портфелем разъезжает по улицам нашего города на служебной машине. Лицо округлилось, даже усы блестят, как у сытого кота. Я все так же в науке.
Прошло еще какое-то время. Однажды рухнул престиж партии. Многие конечно, просто пересели с одного теплого места на другое, поменялись служебные машины, все остальное почти по прежнему.
Тот товарищ превратился в бизнесмена, на лице замаячила улыбка.
- Ты как, все там же? - как-то раз спросил при встрече. Правда, в этот раз был сам за рулем автомобиля.
- Да, куда же мне еще, - отвечаю.
Еще немного спустя вдруг слышу такую новость: этого товарища назначили главным налоговиком! Значит, теперь сам проверяет бизнесменов. Не укрывают ли чего от государства. Две служебные машины теперь у него, ездят по-очереди, сверкают начищенные, то ли японские , то ли французские...
А недавно опять новость: этого проверяющего самого проверили, нашли нарушения, да и погнали с работы, говорят, светит уголовное дело. Ну и дела!
А я и поныне…

Логика

Учительница иногда пишет на доске предложение и просит учеников найти в нем ошибку. Однажды написала такое предложение: «Пойдешь ли, куда прикажет партия?»
Мы разобрали каждое слово предложения, каждую запятую и буковку, но найти ничего не смогли. Умудренная жизненным опытом учительница, хитро прищурившись, долго наблюдала за нашими потугами, потом объяснила: ошибка в логике самого предложения. Мы, оказывается, вообще не должны задавать себе такой вопрос…
Но только теперь я прихожу к пониманию ошибочности таких предложений…

Защита

Как-то в детстве я защитил одного мальчика, не дал его поколотить местным босякам. Тогда это прошло без последствий. Детские обиды – они как облачка на небе, рассеиваются дуновением ветерка.
Во взрослой жизни пришлось снова встать на защиту. Ни другом, ни родственником не был мне тот человек, я стоял за справедливость.
Вызвали меня на ковер на самые верха власти, пропесочили. «Ты чего тут выступаешь, его судьба без тебя решена. О себе лучше подумай!» - такими словами распекали меня.
А я все стоял на своем, не хотел понимать тех «умников», и после этого случая долгие годы числился упрямым простаком, не понимающим как надо жить.
Наверное, сочувствие к униженным у меня в крови, что с этим поделать?

«Щедрость»

В одном Доме отдыха работает лодочник. Парень богатырского сложения. Выдает весла отдыхающим, потом принимает обратно. Лицо у него всегда красное, глаза бегают, настроение приподнятое. Из сарая забитого веслами и всяким барахлом, звучит модная иностранная музыка.
Разговаривает с людьми с какой-то присущей ему высокомерной интонацией.
Подошел пожилой человек оплатить за прогулку на лодке.
- Вот вам на мороженое. В городе полакомитесь, – небрежно кидает лодочник сдачу на стол. Вроде как стыдно ему такую мелочевку брать в руки.
Мужчина растерялся. Постоял, как бы в раздумье взять ли мелочь, и ушел, ничего не говоря. И так повторяется почти каждый раз.
А ведь с подобной показной «щедрости» этому субъекту за день набегает не только на мороженое, но и на другие яства.

Сожаление

Одна немолодая дама очень увлекательно рассказывала о своем прошлом. В молодости ее отправили по распределению в глухую деревню учительствовать. За молодой учительницей стал волочиться парень из соседней деревни. Не приглянулся ли он девушке, или же она испугалась вовсе навсегда остаться в этой деревне, но парня она близко к себе не подпускала.
Тот, надев тельняшку, каждый день приходит к ее дому, а учительница запрется внутри и сидит, никуда не выходит. Ученики почувствовав, что он ей не нравится, а может быть из ревности, не остались в стороне, стали забрасывать его камнями и прогонять с позором. Довольно долго продолжалось это унижение, но когда уже стала смеяться вся деревня, бросил он наконец, свои попытки завладеть ее сердцем. Через год и девушка уехала навсегда обратно в свой город.
Женщина очень смешно рассказывала эту историю, а в то же время в ее глазах можно было заметить едва уловимую печаль, похожую на сожаление.

Правило

Неугомонные мальчишки никогда не стоят на месте, норовят потолкаться, побороться между собой. А там нередко и до драки доходит. Все же существуют в драках свои неписаные правила, вроде как некий кодекс чести. Как только один из дерущихся заплачет или стоит появиться крови - это считается за поражение и схватка сразу останавливается.
Но раз один упрямый мальчик нарушил это правило. Уж кровь из носа хлещет струей, а он все продолжает махать кулаками. Соперник оказался явно сильней его, снова и снова кидает его на землю, а тот ну никак не остановится, вскакивает и снова бросается в бой. В конце концов, сильный расплакался сам, тем самым остановив кровавую драку.
А ведь из этих двоих, проигравший оказался более верным правилу…

«Писать надо!»

Дядя Мехлис всегда любил писать жалобы, теперь же как с цепи сорвался. Раньше не ставил подпись или подписывал «наблюдатель, неравнодушный». Теперь же выводит подпись и рядом подробно расписывает через запятую свои имя-фамилию, перечисляет звания и регалии.
Крыша протекает – пишет, валяется на дороге камень – пишет: «Не убирают, не чистят! Куда смотрят!» - Сам ни к чему не прикасается, только пишет. Если приезжают на проверку, еще пуще расходится.
Кто бы к нему ни обратится за советом, ни высказал мысль, у него одно : «Писать надо!». Если кто сомневается – тут же сам напишет.
Не потонуть бы нам в бумажном море сотворенном такими «пейсателями»...